На выставке советской мебели

с Александром Безвушко

Коллекционеры мебели в отчаянии: достойные внимания предметы советского быта сегодня еще более редки, чем те, что сделаны до революции. На выставке в Музее архитектуры собрали уникальные экземпляры, но это скорее исключения, лишь подчеркивающие правило.

    •  

      В 20−30−е годы прошлого века, когда в Европе как раз и зарождался промышленный мебельный дизайн, советские конструктивисты были заняты другими масштабными проектами. Строили дома для нового человека. Обедать он будет на фабрике-кухне, досуг проводить в клубе… – такая мелочь, как форма стула, просто не принималась во внимание.

       

       

      Иногда, правда, архитекторы получали госзаказы на мебель для общественных зданий. Или для жилья новой элиты, которое сами же и проектировали. Вот такие стулья, например, стояли в квартирах знаменитого Дома на набережной, построенном в 1931 году Борисом Иофаном.

       

       

      Александр Безвушко: «Перед нами прекрасный образец конструктивизма. Кресло, которое Борис Иофан создал для Дома на набережной. Это типичный, на мой взгляд, представитель стиля. Знаете, такая простая, понятная вещь, которая несет в себе чистую функцию. Очень красивая форма, минимум материалов и очень четкие линии. Очень стильная вещь, на мой взгляд».

       

       

      Повезло и жильцам дома-коммуны в Смоленске. Специально для их комнаты-клуба скульптор Игорь Крестовский разработал мебельный гарнитур «Хлеба коммунизма».

       

       

      Ни о каком массовом производстве не было и речи – все предметы выполнены вручную и в единственном экземпляре в артели «Ленинец». Самый примечательный из них – большой круглый стол.

       

      Александр Безвушко: «Казалось бы, простой круглый стол, но не так все просто… Во-первых, очень интересная деталь: его основание стоит на таких шестеренках, также, как у торшера. Это не сразу в глаза бросается, но такая вот примета времени: коллективизация, шестеренки и так далее…».

       

      Александр Безвушко: «Но вернемся к столу. Чем он интересен? За ним собирались, ставили вокруг стулья, и вот здесь, в центре, мы видим розетку. Сюда подключалось радио, ну и, собственно, товарищи сидели, слушали радио. Может быть, читали книги, которые лежали рядом в шкафу. То есть все эти вещи, они друг с другом очень хорошо сочетались и работали».

       

       

      Александр Безвушко: «И есть, на мой взгляд, очень интересные находки. Если мы посмотрим на торшер, в нем используется не один материал, а несколько: есть и фарфор, есть и массив дуба, и очень интересный плафон из плиссированной ткани очень сложного, приятного цвета…».

       

       

      Александр Безвушко: «На мебели очень много советской символики. Слава богу, мы ее в своем проекте не использовали, но здесь она обильно представлена».

       

      Александр Безвушко: «Вот эта на первый взгляд подставка для лампы является флагштоком. Туда вставлялся флаг и, собственно, получался некий красный уголок».

       

       

      Александр Безвушко: «А это один из моих любимых экспонатов выставки – кресло работы Николая Лансере. Оно было создано в 37−м году для музея В. И. Ленина в Ленинграде. На мой взгляд, это уже некий мостик между конструктивизмом и каким-то следующим стилем. Можно сказать, постконструктивизмом, или, как его еще называют, советским ар-деко…  Простая форма, такая круглая, приятная линия спинки. Мне это очень симпатично, поскольку в своем проекте я тоже использовал такие плавные формы. Но самое примечательное, что Николай Лансере создавал это кресло, уже попав под репрессии, то есть были некие мастерские, которые по заказу ГПУ делали мебель, и человек фактически в неволе создавал такую красоту».

       

       

      Еще одно произведение Николая Лансере – стол для заседаний, стоявший в одном из кабинетов Смольного. С массивной столешницей из полированного дерева, четкой геометрией форм и внушительным подстольем. Два ряда фигурных ножек напоминают колонны какого-то монументального здания. Потомственный художник, член объединения «Мир искусства», Лансере и в шарашке продолжал создавать образцы красоты и гармонии…

       

       

      А к концу 40−ых балом стал править совсем другой стиль – сталинский ампир. Помпезный и иногда даже курьезный – чего только стоит сочетание лиры с серпом и молотом в декоре этого комплекта, подаренного Михаилу Калинину артистами театра оперы и балета.     

       

      Александр Безвушко: «Радиола – некий символ эпохи, технического прогресса. Но опять же мы видим советскую символику – да, без нее никуда».

       

       

      Александр Безвушко: «На первый взгляд, кресло – типичный предмет в стиле ампир, но у него есть один очень интересный фокус. Кстати говоря, этот механизм трансформации придумали в XVIII веке англичане. Конечно, очевидно, что это кресло должно было стоять в библиотеке. При необходимости его можно было разложить и добраться до верхних полок».

       

       

      Александр Безвушко: «В моем проекте тоже есть очень интересный предмет-трансформер. Давайте посмотрим!».

       

       

Наверх
  • Рейтинг: 4.88
  • Голосов: 26
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад