Резиденция Майка Шилова

Новый дом, свободная планировка и вид из окон такой, что можно наблюдать за атмосферными фронтами над Москвой. Все в квартире Майка Шилова было хорошо, кроме ее глубины.

    • Майк Шилов: «Глубокие и сверхглубокие квартиры – это любимая тема застройщиков, потому что это добавляет квадратных метров и при этом, в общем, ни к чему не обязывает. Ни окон, ни какого-то понятного и полезного добавления площади обычно за счет таких метров не происходит, и все, что предлагает застройщик – это делать какие-то холлы, кладовки или технические помещения вот в этом заглубленном месте без естественного света». 

       

       

      Приобретя жилплощадь, дизайнер Майк Шилов решил использовать драгоценные метры столичной недвижимости как можно  рациональнее. В той части квартиры, где совсем нет окон, появились прихожая, гостевой санузел с неожиданно ярким цветным декором. А еще кухня, столовая и библиотека с уникальным стеллажом под кодовым названием «Планеты».

       

       

      Майк Шилов: «Мне нравятся объекты, связанные с какой-то темой, небесно-космической, какой-то легкой и воздушной. И я считаю, что круги гармонизируют пространство. На мой взгляд – это самая совершенная форма, у которой нет ни конца, ни начала, – окружность, шар. Я всегда удивляюсь таким вот объектам, особенно в природе, когда они еще имеют идеальную форму. Это поразительно, на мой взгляд».

       

       

      Майк Шилов – большой поклонник творчества Ле Корбюзье, Миса Ван дер Роэ и прочих гуру конструктивизма. Поэтому формы любит простые. При этом в отделке предпочитает старые добрые, натуральные классические материалы. Например, пьедестал для бюста покрыт листами белого золота, а стены украшает гипсовый рельеф.

       

      Я считаю, это тот элемент классического наследия, который очень хорошо адаптируется к любому современному интерьеру. Гипс, если вспомнить, это парижские османовские интерьеры с раскладками изящными и тонкими. Но в современных интерьерах гипс может выглядеть вот так.

       

      В центре квартиры Майк выстроил ротонду с серым мрамором на полу. Вместо традиционных колонн – стены из стеклоблоков. Свет беспрепятственно проходит сквозь них и столовая не выглядит темной, даже если выключен свет.  

       

      Майк Шилов: «Хочу обратить внимание на то, что потолок сделан в виде купола – это тоже, в общем, такая легкая ироничная отсылка к классической ротонде. Здесь потрясающая акустика, можно распеваться. И когда гости сидят за столом, невозможно секретничать, потому что все очень хорошо слышно. Вот такая специфическая комната, такая необычная столовая получилась».

       

       

      Украшением столовой служит знаменитая люстра-артишок, придуманная датчанином Полом Хеннингсеном полвека назад. И легендарные стулья Вернера Пантона, сделанные по той же технологии, что использовал в прошлом веке сам знаменитый дизайнер.  

       

       

      Майк Шилов: «Мы проходим на кухню, которая достаточно небольшая, но спланирована таким образом, что в ней много разнообразных систем хранения. И достаточно большая рабочая поверхность, которая позволяет приготовить самые разные блюда. Хватает места и для того, чтобы убрать все, скажем так, с глаз, и в то же время можно разложить продукты, всякие тарелки, сковородки и что-то приготовить».

       

       

      На кухне все буквально сияет из-за обилия белого лака, металла и блестящего искусственного камня, а еще – яркая светодиодная подсветка рабочей зоны. Майк – большой гурман: любит приготовить что-нибудь экзотическое, вроде салата с кускусом, авокадо и креветками. Вровень со стеной, украшенной пузырями, – дверь в мини-прачечную. Там, подальше от глаз, Майк разместил сушильный шкаф, стиральную и сушильные машины.

       

       

      С другой стороны от столовой из-за стеклоблоков просвечивает приватная часть квартиры. За незаметной дверью расположились: вместительная гардеробная, небольшая спальня с гигантскими цветами во всю стену и большая ванная комната.    

       

      В ванной комнате мы видим стену, которая отделяет ее от столовой. Она пропускает свет, но через нее не видно людей. То есть никакой приватности это не нарушает. Сантехника, удобная полочка с подсветкой и журналами.

       

      В отделке ванной Майк использовал те же цвета и приемы, что во всей квартире: серо-голубые тона с серебристыми вкраплениями, много зеркал. Стена украшена мозаичным панно, на полу – мрамор и древесина ироко в душевой зоне.

       

      Дерево – это приятный материал для того, чтобы стоять в душе, в отличие от камня, от металла. В деревянном поддоне есть что-то натуральное, очень естественное для человека, когда он принимает омовение.

       

      Самая большая комната в квартире – гостиная. Гипсовая стена – с коралловым мотивом, как в библиотеке. Карниз также из гипса делает интересней пластику потолка и скрывает подсветку. Для картин, чтобы не пробивать стены, Майк выстроил небольшую узкую полку. Она почти сливается со стеной и позволяет как угодно часто менять экспозицию.   

       

       

      Майк Шилов: «Здесь просто есть такой момент модульности. Вот этот размер, если вы сравните с размером, допустим, карниза, плинтуса, подоконника, вы увидите, что он один и тот же во всей квартире. Кроме того, что я модернист убежденный, я еще и фанат модульности. Я верю в то, что определенные пропорции и модули создают общее гармоничное ощущение в интерьере. У меня есть немножко немецкой крови от прадедушки, и у меня вот этот «орднунг-орднунг». Ко мне иногда на стройке это приходит, я там гроза строителей. Я прихожу с рулеткой, они уже боятся дышать, думают: «Сейчас он что-то опять намеряет, увидит и скажет».

       

       

      По твердому убеждению Майка общий фон в интерьере необходимо делать спокойным и умиротворяющим. А вот предметы мебели должны быть с характером. Стеллажи – крутиться, светильники – разъезжаться и вообще удивлять. Как этот фантасмагорический торшер высотой больше двух метров: кажется, упадет, если его задеть. На самом деле конструкцию даже сдвинуть сложно. Или кресло дизайнера Антонио Читтерио: на вид жесткое, на деле комфортное.

       

      Кресло совершенно не мягкое, плюшевое, как подушка огромная, оно довольно структурированное. И для меня, как для такого, все-таки, минималиста в душе, оно крайне приятное тем, что выглядит очень лаконично и не громоздко. Но при этом кресло очень удобное.

       

      В углу пристроилась полупрозрачная ширма с металлической сеткой между стеклами. Практического применения конструкция не несет, но хозяину очень нравится.

       

       

      Майк Шилов: «И еще здесь моя любимая напольная ваза  из дерева, которую я привез когда-то с Майорки. Это была совершенно ненормальная история, потому что ваза была в огромной коробке, неподъемная, выдолблена из цельного дерева. Я думаю, сейчас таких вариантов уже нет. Но когда я это делал, экипаж согласился взять ее в кабину пилота, потому что нельзя было взять в салон такую большую, тяжелую коробку. В общем ваза летела с Майорки в кабине пилота».

       

       

      Во всей квартире много отражающих поверхностей, раздвигающих пространство, отчего она кажется до краев наполненной светом и воздухом. Лакированные фасады, плинтус из полированной стали, который как будто растворяет пол на стыке со стеной. Откосы визуально увеличивают окна, а зеркало в витиеватой раме приковывает взгляды. Это творение итальянца Пьеро Лиссони. Неожиданный объект для известного минималиста, который как-то заявил: «Простота не может быть банальной. Она – оборотная сторона сложности». Эту фразу можно отнести и к интерьеру резиденции Майка, на первый взгляд, простому, но на самом деле исключительно продуманному и точно просчитанному.  

       

Наверх
  • Рейтинг: 7.36
  • Голосов: 14
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад