Блаакский лес в Роттердаме

Квартал, встроенный в мост над широким проспектом и одним концом упирающийся в район старой гавани, а другим – в дом-карандаш, роттердамцы прозвали «Блаакский лес». «Блааакский» – от названия улицы, «лес» – потому что кубические дома напоминают деревья.

    •  

      Роттердам, каким его видел Петр I во время своего знаменитого путешествия по Голландии, потерян для человечества безвозвратно. Вторая мировая смела традиционные аккуратные домики с берегов Ньиве-Мааса. Но из пепла родился новый город – свободный, просторный и открытый для архитектурных экспериментов. Здесь почти на каждом шагу – неожиданные инженерные решения и причудливые формы, целые кварталы, поражающие воображение.

       

       

      Эдд Грааф, хозяин дома:

      Если включить воображение, вы действительно увидите лес – как минимум, рощицу. Узкие нижние части напоминают стволы, кубы – крону. Такие абстрактные деревья, всего их тридцать восемь. А высокое здание по соседству с конусообразной крышей – дом-карандаш – похож на колокольню церкви.

      Если добавить еще воображения, то в квартале можно разглядеть небольшую деревушку, где даже внутренний двор вымощен рисунком в виде цветов. Получаются деревья с церковью на цветочном лугу.

       

      Эдд Грааф одним из первых купил кубический дом в этой абстрактной деревне, а позже стал человеком, который обеспечил соседям спокойную жизнь. В 1984 году, когда комплекс появился, его начали осаждать любопытствующие. Все жаждали знать, как оно там, внутри: стучали, звонили в первые попавшиеся двери. Тогда-то Грааф и решил превратить свой куб в музей: и соседям спокойно, и хозяину выгодно – вход в музей, разумеется, платный.

       

       

      Дом – 23 метра в высоту, основание – бетонное, куб – из цементно-стружечных плит с утеплителем внутри. Первый уровень, ствол дерева – подсобные помещения, где можно хранить вещи, поставить велосипед или коляску. Здесь же находится и лестница, которая ведет в жилое пространство.

       

       

      В обычных домах у входа располагается прихожая, в доме Граафа сразу начинается гостиная, где продают билеты и сувениры.

       

      Эдд Грааф, хозяин дома:

      Гостиная, если можно применить такое обычное слово. Потому что стены у комнаты расходятся под углом, как в космическом корабле. Было сложно подобрать мебель, поэтому ее пришлось проектировать самому.

      Некоторые говорят, что чувствуют себя здесь неуютно, а, например, диванчик напоминает им приемную у врача. Но все люди разные. Когда я зашел в дом впервые, сразу понял – мое.

       

      В гостиной очень удобное окно, чтобы смотреть вниз. Даже когда створка открыта, можно не волноваться, что выпадешь – окно слишком узкое для этого, но зато весьма располагает к общению с соседями.

       

       

      Площадь первого этажа небольшая – всего двадцать пять квадратных метров. Четыре из них занимает кухня: минимум шкафов, маленький холодильник, но хозяин уверяет, что для двоих этого вполне достаточно.

       

      Эдд Грааф, хозяин дома:

      Вкусные блюда можно готовить и на маленькой кухне – для этого есть все необходимое. Обеденный стол – из гранита, под ним находится батарея, которая нагревает камень и делает это место очень приятным, особенно зимой.

       

      Конечно, это не дом для большой семьи – невозможно пригласить родственников и разместить десять человек, но посидеть вдвоем-втроем на этой милой и уютной кухне можно легко.

       

       

      Следующий этаж располагается в середине куба, в его самой широкой части, поэтому у него самая большая площадь – 50 квадратных метров. Высота потолка – 2,2 метра, чуть меньше, чем в гостиной.

       

      Эдд Грааф, хозяин дома:

      Обычно в ванную ставят глухую дверь, но у меня стеклянная – людям же интересно, что там находится. Места достаточно и для душа, и для стиральной машины. При желании можно уместить и ванну.

       

      За ванной – спальня. Изголовье придвинуто к окну, подоконник можно использовать как полку для мелочей. Места хранения крупных вещей организованы между спальней и ванной. Правда, их не так много.

       

      Эдд Грааф, хозяин дома:

      Перегородку между двумя комнатами я убрал – так комфортней и получается больше места.

       

      Эдд Грааф, хозяин дома:

      На единственной прямой стене в доме я закрепил стеллажи для книг и моей коллекции, тут же находится и мой кабинет. Но соседи в этой части дома организовывают и спальни, и детские. Стол я поставил удобный, за ним хорошо работается, но есть есть опасность начать наблюдать за движением внизу и увлечься: машины, трамваи, люди. С другой стороны, кого-то это может, наоборот, вдохновить и настроить на рабочий лад.

       

      В помещении на самом верху Грааф организовал комнату для отдыха и расставил горшки с неприхотливыми растениями. Благодаря окнам в комнате много света, но вымыть их самостоятельно – задача почти непосильная, поэтому раз в два года владельцы кубических домов вскладчину нанимают для этих целей специалистов.

       

       

      Местные жители многое делают сообща: ремонтируют крыши, ухаживают за растениями во дворе. Квартал можно не покидать неделями – внизу между домами есть магазинчики, офисы и даже салоны красоты. Интересно также, что все кубы на уровне второго этажа соединены переходами, и, чтобы наведаться в гости к соседям, вовсе необязательно спускаться вниз. Жизнь в квартале течет так, как и планировал автор проекта, архитектор Пит Блом.

       

       

      Эдд Грааф, хозяин дома:

      Пит Блом был особенным человеком. Его звали преподавать в Гарвард, но он остался, потому что любил Голландию. Вырос Блом в Амстердаме с его тесно стоящими домами и узкими лестницами, где соседи знали друг друга. Ему не нравилось, что в современных высотных домах люди не общаются, что многие потерялись в обществе, а ведь все мы – жители мегаполисов – нуждаемся во встречах и общении. И Блом дал нам такую возможность – возможность жить иначе.

       

      Строго говоря, возможностью жить, как завещал архитектор Блом, Эдд Грааф не пользуется – он живет в другом месте. И это понятно, поскольку обитать в музее, по которому беспрестанно снуют туристы, очень сложно. Но содержание дома-куба и продвижение имени его создателя стало работой Граафа.

       

       

      Что касается веселого архитектора Пита Блома, он умер пятнадцать лет назад в возрасте 65 лет, оставив в память о себе несколько фантастических проектов и интригующую фразу, брошенную в адрес квартала кубических домов: «Эй, что это? Дворец или балаган?».

       

      Редакция выражает благодарность за помощь в подготовке сюжета Голландский Альянс, авиакомпанию KLM, а также организацию Rotterdam Partners.

Наверх
  • Рейтинг: 6.00
  • Голосов: 6
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад