Замок Роктайад

В гостях у виконта де Барито

700 лет истории здесь чувствуется во всем: узких лестницах и башнях, крестовых бойницах и нишах с секретом, парадных залах и музыкальном салоне, фамильных портретах предков и балдахинах, медной утвари и золоченых люстрах, винах лучших урожаев и виноградниках.

    • Жила-была девушка в Париже. Полюбила она юношу – подающего надежды банкира. Поженились они и жили счастливо, пока у юноши не умер отец. Тогда пришлось все бросить и ехать в глушь, в Гасконь, помогать матери юноши, графине, ухаживать за фамильным замком. На этом сказочка заканчивается, начинаются трудовые будни. Знакомьтесь, виконт и виконтесса Себастьян и Ариана де Барито, а также их сын и наследник Жан.

       

       

      3амок Роктайяд (фр. château de Roquetaillade)  все 700 лет своей истории оставался в руках одной семьи. Когда менялась власть, владельцы шато переходили на сторону победителей. Например, во время революции 1789 года предок виконта де Барито маркиз де Лансак открыл погреба, накормил и напоил революционеров. Те обнаружили, что вино чудесное, хозяин милейший, и, покачиваясь, мирно удалились.

       

       

      После революции замок Роктайяд внесли в список исторических памятников Франции. Это дало определенные налоговые льготы. А в середине XX века, когда дела пришли в упадок, семья открыла замок для туристов. Пускать посетителей в течение 40 дней в году обязаны все владельцы исторических памятников. Но некоторые хитрят и открывают двери только в ноябре, когда туристов мало. Для Роктайяд, напротив, посетители – источник дохода. И если в Париже виконтесса работала в крупной концертной компании, перебравшись в шато, она продает билеты и сувениры, ведет бухгалтерию и водит экскурсии.

       

       

      Самый красивый и большой зал замка – синодальный.

       

      Ариана де Барито:

      Красивый камин XVI века с порталами из разных сортов мрамора – мой любимый. Он такой большой, что мы все можем в него зайти. Раньше растопкой занимались специальные слуги – для этого камина нужны не просто дрова, а стволы деревьев.

       

       

      В замке нет батарей и утепления, и температура зимой не поднимается выше 5°C. А камин зажигают только во время съемок фильмов. Но и растопленный он не очень греет.

      Фильмы в Роктайяд снимают регулярно: и документальные, и художественные. Самые известные – «Фантомас против Скотланд-Ярда» с Луи де Фюнесом и «Братство волка» с Венсаном Касселем.

       

       

      В музыкальном салоне на стенах – семейные портреты. Все, кроме Людовика XIV, король подарил на память владельцам, когда гостил в замке.

       

      Ариана де Барито:

      Еще в музыкальном салоне мы храним наши фотографии. Например, это мой муж Себастьян, на этой фотографии ему лет 10, и он очень милый. На фото 1970−х годов – тетя Бриджит, она венчалась в шато. А это тетя Изабель, та самая, которая открыла замок для публики.

       

       

      Правила для туристов в замке как в обычном музее: руками не трогать, не фотографировать. Но и сами хозяева в таком же положении. За столами они не пишут, в креслах не отдыхают, под балдахинами не спят.

       

      Ариана де Барито:

      Мы хотим жить в нормальных условиях – мы же люди, а не музейные экспонаты. А жить в этой комнате невозможно: отопления нет, матрас неудобный и набит шерстью. Кровать очень высокая и узкая для меня и мужа. И как можно жить без ванной рядом со спальней?

       

       

      Живут де Барито по соседству – в доме, который отстроили на развалинах более старого замка XI века. Однако, в обеденный час все собираются в кухне главного замка. За готовку отвечает графиня, свекровь Арианы.

       

       

      За столом, как это часто бывает, вместе с хозяевами сидят и гости – американские студенты. Они проходят в Европе сельскохозяйственную практику. Учатся и серьезно помогают по хозяйству. По случаю Дня Благодарения – национального американского праздника – подали гамбургеры. Рядом прогуливаются туристы, но это никого не смущает: привыкли.

       

       

      Медная утварь на кухне сияет. Раз в год Ариана собирает друзей: они неделю весело проводят время на природе и между делом чистят медь, которая всегда тускнеет со временем.

       

       

      Огромной дровяной плитой XIX века пользовались до 1970 года. На то, чтобы ее разогреть, требовалась работа нескольких человек, много времени и дров. Теперь плита еще один экспонат. Кухню с плитой посовременнее оборудовали в одной из оборонительных башен замка с крестовой бойницей.

       

       

      Ариана де Барито:

      На кухне сохранилась старинная раковина, вырезанная в камне, я ее люблю. Когда мою посуду перед этой бойницей, чувствую себя как стрелок из лука в засаде. Вода есть и горячая, и холодная. Немного модернизации несмотря ни на что.

       

       

      Без модернизации не обойтись. В средние века в замке, например, не было канализации. Туалетами служили кабинки на внешних стенах. Рассказывают, что во время осад, защитники демонстративно справляли нужду на головы нападавших.

       

       

      Центральная башня – донжон – когда-то была жилищем хозяина. В нее ведет неудобная узкая лестница, которая в неспокойные времена помогала оборонять башню. Сейчас по лестнице поднимаются только при крайней необходимости. С крыши башни, которая находится на высоте 40 метров, раньше не было видно края земель, принадлежавших владельцам шато, но сейчас все, конечно, изменилось.

       

       

      Ариана де Барито:

      Недавно мы отреставрировали крышу. Надо было соблюдать предписания. Например, использовать специальную римскую черепицу – был важен даже ее цвет. По канту мы могли уложить цинк – он дешевле, но выбрали медь. Она гораздо дороже, но надежнее и прослужит лет 150.

       

      Выражение «на наш век хватит» явно не из лексикона членов семьи де Барито!

       

       

      Ниже – главное помещение замка в средние века. Сохранилось окно со скамьями XIV века, на которых днем сидели женщины – шили и занимались своими делами. Но сейчас тут лишь пауки и мыши.

       

       

      Неподалеку – интересный механизм, придуманный специально для замка. Он помогает поднимать и опускать люстру на лестнице внизу. Для этого нужны два человека, потому что вес люстры 350 кг. Чтобы менять и зажигать свечи, механизм раньше использовали 3−4 раза в день.

       

       

      Сейчас люстру из золоченой бронзы снимают лишь раз в год во время генеральной уборки. Она украшает парадную лестницу в нижней части донжона. Это пространство реконструировал в XIX веке сам Эжен Виолле-ле-Дюк – знаменитый искусствовед и основоположник архитектурной реставрации. В зале он оставил свой фирменный знак – летучую мышь.

       

       

      Единственный парадный зал, которым хозяева пользуются для деловых встреч и семейных праздников, оформлен в любимом стиле реставратора – неоготике. Когда-то на месте парадного зала была конюшня, и Виолле-ле-Дюк сохранил часть пола, изрытого лошадиными подковами. Потолки в зале не слишком высокие – от этого и уютнее, и отапливать помещение проще.

       

       

      Еще один романтический атрибут XIX века – ниша с секретом. Стоит открыть занавески, дверь, привести в действие механизм с цепями – и можно выйти прогуляться в парк прямо из зала.

       

       

      В подвальной части донжона, чтобы поддержать парадную лестницу, поставили четыре колонны. На глубине семь метров круглый год сохраняется стабильная температура – около 13°C зимой и 14°C летом.

       

       

      Себастьян де Барито:

      Мы держим здесь вина лучших урожаев. Например, Роктойяд 1929 года. Вино прекрасно хранится, оно и сейчас очень вкусное.

       

       

      Де Барито владеют 10 гектарами виноградников. До них от замка пять минут езды на ситроене «Де шво» 1969 года выпуска. Виконт говорит, что 2CV так прост, что в нем нечему ломаться.

       

       

      Позволить себе большой штат работников семья не может. Помощников нанимают только на время сборки урожая. Сам же хозяин с марта по август бывает на винограднике каждый день.

       

      Себастьян де Барито:

      Посмотрите, уже видно, как формируются ягодки. Вырастет большая гроздь. Сейчас надо срывать листочки и даже маленькие веточки снизу, чтобы вся энергия растения уходила только в ветки, на которых созреет виноград.

       

       

      Также семье принадлежат 50 гектаров леса и 30 гектаров лугов для выпаса 20 коров мясных пород. И шесть ослов, которые не приносят никакой прибыли, но очень нравятся виконтессе.

       

       

      Справляться с хозяйством помогает наемный работник Жан-Луи и единственный сын, который убежден, что сельское хозяйство – занятие вполне аристократическое.

       

      Жан де Барито:

      Жизнь в замке ко многому обязывает. Я изучаю сельское хозяйство в Англии, учусь на агронома. В каникулы помогаю родителям. Мечтаю взять ферму в Африке и заработать много денег, чтобы поднимать поместье.

       

       

      В семейной часовне проходят и свадьбы, и крестины. Начиная с XIV века, в ней похоронена вся семья. Самое главное украшение часовни – потолок, который тоже придумал Виолле-ле-Дюк. Он вдохновлялся своим путешествием по северу Африки и сделал роспись в духе французского ориентализма с марокканскими и тунисскими мотивами. Неоготика нашла свое отражение в растительном орнаменте.

       

      Ариана де Барито:

      У меня часто спрашивают: «А вас тоже похоронят тут?». Надеюсь, это случится очень нескоро, и вообще мне некогда об этом думать!

       

       

      Службы в часовне проводятся редко: у местного священника в приходе полсотни церквей и везде он не успевает. Часовня пустует, а сырость потихоньку уничтожает отделку. Государство помогает очень мало, поскольку шато со всеми его постройками частная собственность. Но иногда помощь получить можно.

       

      Ариана де Барито:

      На ремонт крыши донжона мы потратили 60 тысяч евро, а через полгода, после того как мы заполнили кучу документов, государство возвратило половину затраченных денег. Но сейчас не лучшая ситуация в стране, чтобы обращаться за такой поддержкой.

       

       

      Ариана и Себастьян де Барито сейчас думают о другой поддержке. Супруги не были в отпуске 20 лет, и им страстно хочется сбежать хоть на время – пусть на пару недель – из этой, несомненно, красивой, но очень хлопотной сказки.

Наверх
  • Рейтинг: 9.40
  • Голосов: 15
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад