Дом-плотина

архитектора Станислава Пошвыкина

Говорят, пять веков назад на этих косогорах стояла миниатюрная копия Кремля. Что неудивительно – тогда владельцем угодий был итальянский зодчий Пьетро Антонио Солари, который построил Грановитую палату и кремлевские башни.

    •  

      Сегодня в подмосковном селе Солослово на живописном берегу речки Медвенки можно повстречать другого архитектора. Станислав Пошвыкин живет на краю села с женой Еленой и собаками уже 20 лет. Для строительства он выбрал участок на склоне крутого холма. Постройка перекрыла небольшой овраг-ручей, утонув в нем на пол-этажа. Интересный ландшафт подкинул образ: дом-плотина. На эту идею здесь работает каждая деталь.

       

       

      Станислав Пошвыкин: «Стекло – это как бы вода, а вкрапления деревянных спилов словно застрявшие в этом ливнеспаде деревья. Такая вот литературная изначально была идея».

      .

       

      Большая часть интерьера и экстерьера – дело рук самого хозяина. А материалом обычно служило то, что оказывалось в них по случаю. Например, в оформлении части фасада главную роль сыграла опалубка из мятых листов железа.

       

      Станислав Пошвыкин: «Мы еще травили металл, чтобы окисел и характерная рыжеватость переходили на бетон в фактуре. Дому уже 11−й год, и видно, и как это все работает, и светотень. Издалека люди не понимают, что это, и принимают отделку за мрамор или другой натуральный камень. Хотя это самый обычный бетон, причем не самого лучшего качества».

       

       

      Одновременно полая изнутри балка служит «клумбой» для декоративных деревьев. Стальные цепи, спускающиеся с высоты, – не что иное, как водоотвод.  

       

      Станислав Пошвыкин: «Это старый прием, когда вода, опускаясь в дренаж, мягко стекает по цепям – такой конструктивный элемент и одновременно декоративный что ли».

       

       

      Весь первый этаж – приватный. Комнат – 4: три  гостевые спальни и одна хозяйская. Из каждой можно выйти на улицу. В спальнях – только самое необходимое: комоды, кресла, кровати. Их Станислав тоже делает сам. Монументальные двери до самого потолка дают дополнительную высоту. А объемные системы хранения в коридоре освобождают  пространство для жизни. 

       

       

      Всю внутреннюю отделку Станислав планирует на стадии фундамента. Любимый прием – когда в нее превращается сама строительная конструкция.

       

      Станислав Пошвыкин: «Изначально мы стремимся к тому, что есть база. И будь то бетон, кирпичная кладка или грубая шпаклевка, это всегда, в общем-то, уже может быть финишем».

       

       

      Эффектным декором, как оказалось, могут стать даже банки из-под солений.

       

      Станислав Пошвыкин: «Это обычные пятилитровые банки, у которых есть открывающиеся крышки. И в церковные праздники с той стороны можно закладывать сюда всякого рода предметы. То есть на Пасху мы кладем там крашеные яйца, на Троицу закладывается березовый лист, и когда вечером все это подсвечивается, создается ощущение праздника в доме».

       

       

      У любимых питомцев – свои радости, причем в любое время.

       

      Станислав Пошвыкин: «Дело в том, что там юг, а это север. И самый правильный обогрев для климата дома это когда не просто стоят радиаторы по северной стене, а делается как бы завалинка, которая равномерно обогревает северные стены и служит конвектором. Тогда в доме создается правильное движение воздуха».

       

       

      Кондиционеров здесь нет совсем. За благоприятный климат отвечает широкий полутораметровый «козырек» балки третьего этажа. Летом, когда солнце стоит высоко, он спасает от перегрева. А зимой, когда низко, позволяет лучам хорошенько прогревать гостиную.

       

       

      Камин обычно используется для уюта и настроения. Причем сделан он из вторсырья.

       

      Станислав Пошвыкин: «Существуют такие металлические базы, где продают бэушный металл. И там он гораздо дешевле и интереснее, потому что он сразу же получается подфактуренный, что видно на этих колоннах, которые тоже с этой же базы взяты. Там нас очень любят, потому что все это обычно либо выбрасывается, либо никому не нужно. А мы из этого делаем такие вещи».

       

       

      Станислав Пошвыкин: «Допустим вот эта обрезанная газовая труба диаметром 90 см… К ней приварена труба, сделана задвижка, очаг выложен шамотным кирпичом – и вот получилось такое вот чудо».

       

       

      Чтобы зонировать двухсотметровое пространство, пол второго этажа «сшили из лоскутов». Это мрамор различных сортов и…бетон. Хозяин собственноручно заливал основу смолами и цветными пигментами, а потом натирал и шлифовал.

       

       

      Самая занимательная деталь – панно: 22 метра душевных воспоминаний о морской регате в Хорватии.

       

       

      Станислав Пошвыкин: «Это белое пятно – восход солнца, сверху – небо, море в середине, а это береговая линия. И вот мы так плыли, когда с утра выходили рыбаки, плыли какие-то баржи… Вот пролился дождь, нас обогнала пиратская лодка, а мы благополучно продолжали свое плавание. Сгущался вечер, собирались тучи… Мы прошли Сплит, дальше мы прошли к хварским воротам, и вот наконец-то закат и благополучное последнее место».

       

       

      Финал истории приводит в прихожую. От остального пространства ее отделяет ширма из толстенных дубовых плах. В качестве противовеса – гардеробная с фасадами из… швеллеров. Каждый – по 130 килограммов!

       

      Станислав Пошвыкин: «Тем не менее, швеллер отводится одним пальцем, потому что там поставлен правильный подшипник, совсем не дорогая петля. Гардеробная еще немножко не доделана: здесь должны стоять полки для зонтиков, всякого рода гуталинов и прочего».

       

       

      С противоположной стороны – кухня. Компактную рабочую зону из массива дуба Станислав спрятал в нише. Большой остров из мрамора, бетона и яблоневых спилов, наоборот, выставил напоказ как украшение.

       

       

      Каркас байдарки «Луч» на стене не просто яркая деталь, но и памятник любви. С женой Станислав познакомился в походе, когда их посадили в одну лодку.

       

      Станислав Пошвыкин: «Она находится в статике, но положенное снизу стекло – как отражение, как вода, так что байдарка вспоминает о своей бывшей жизни, как бы отражаясь в воде, и как бы плывет».

       

       

      Весь третий этаж – архитектурная студия Станислава. Его коллеги частенько приезжают из города, чтобы поработать на природе.

       

       

      Станислав Пошвыкин: «Когда вы находится на верхнем этаже, вы принимает участие в сценарии нижнего этажа, когда вы находитесь внизу, то объемного пространства  возникает гораздо больше, чем если бы это был просто потолок».

       

       

      В хорошую погоду творческий процесс идет под открытым небом. Из студии можно попасть на балкон, а оттуда – на плоскую крышу, где нередко устраиваются вечеринки.

       

       

      Станислав Пошвыкин: «Мы, конечно, могли бы поселиться в каком-то цивилизованном поселке. Но там нет этого духа деревни, когда ты выходишь, когда широкая улица, когда нет семиметровых заборов, когда люди катаются на санках… Это все-таки другая жизнь, она какая-то более правильная, и она мне больше нравится».

       

Наверх
  • Рейтинг: 8.74
  • Голосов: 47
  • Оцени:
    1 2 3 4 5 6 7 8 9 10
  • Форум
Назад